Пасторы. Старший пастор Павел Желноваков

Личное свидетельство

Я родился и вырос в христианской семье. В 1960 г. наша семья, по разным причинам, переехала с Кавказа на Украину, в г. Мариуполь. К сожалению, в детстве по отношению к Христу я был достаточно мятежной личностью. Но у Бога было много путей к моему воспитанию. В нашем доме, почти каждое воскресенье по вечерам проходили собрания церкви. Присутствия на них избежать не удавалось, а потому было над чем задумываться…

Очень часто Бог пробуждал меня ночью, другого объяснения просто нет, и мне приходилось слышать молитву моей матери. Это была светлая женщина, и ей было о чем молиться. В виду того, что я, как самый младший из шестерых детей, спал в одной комнате с родителями, мне просто невозможно было не слышать этой молитвы.

Оглядываясь назад и оценивая жизнь с позиции пастора, я понимаю, что это были вехи Божьего пути.

Примерно в 16 лет, веря в то, что Бог есть, я обратился к Нему с дерзкими словами, чтобы Он не трогал меня, и что я смогу построить свое счастье на земле и без Него. Помилуй, Господи, всех дерзко "пылящих" своими устами и сердцем.

Потом был спорт, серьезный спорт. Я занимался морским многоборьем. Это тяжелый вид спорта. Кросс, гребля на ялах, плавание, стрельба и гонки под парусом. Через год я уже был кандидатом в мастера спорта и чемпионом Украины и в личном, и в командном зачёте. Это было время самоутверждения и доказательства Богу, что я что-то могу. Через много лет я пожал посеянное в виде разрушенного позвоночника и будущей инвалидности. Война с Богом – всегда дорогое дело. Вот только начинающие её почему-то не думают об этой цене.

В 1974 году, вопреки всем спортивным прогнозам и договорённостям, меня всё-таки забрали в армию. Дело в том, что на моё имя были заготовлены документы в спортивную роту Черноморского флота. Не взирая ни на что, путь мятежа продолжался.

Я служил на Северном Кавказе в ПВО. Через полгода уже был заместителем ком. взвода, комсоргом роты и "каптёрщиком". Закончилось это просто: грандиозная пьянка, драка и избиение старослужащих. Только какой-то милостью Бога я не оказался на скамье подсудимых, так как командование настаивало на двух годах дисбата. Выводы сделаны не были.

Через некоторое время, уже в другом гарнизоне, новый финал. По просьбе старослужащих, уже имевших сговор отомстить мне, поехал в нетрезвом виде за водкой. Сразу после этого был звонок дежурному гарнизона, что я угнал автомобиль. Закончилось всё просто: драка с дежурным по гарнизону, который чуть не пристрелил меня как бешеного пса. Как мне стыдно сейчас за всё то время. Мне просто и ясно сказали, что два года тюрьмы мне обеспечено. В это время ко мне приехали верующие родственники и друзья. Пришлось всё рассказать своему брату. Я не знаю, как они за меня молились, но сразу после их отъезда всё было закрыто, и меня отправили в "ссылку"- строить аэродром в городе Светлограде.

Мало что изменилось и там. Господи, как же мы упрямы! Я единственный, кто работал на транспортном автомобиле. Днём возил вино солдатам, а ночью, на автомобиле, "обслуживал" офицеров в их похождениях. Сколько раз в этом мятежном пути смотрел в глаза смерти. Через несколько месяцев, неизъяснимыми путями, оказался в авто взводе управления Училища в городе Ставрополе, получил новый ГАЗ – 66, с гражданскими номерами, гражданскую одежду и возил по Кавказу какую-то спецгруппу из Москвы.

И вот здесь начало что-то меняться в моей мятежной душе. Я просто хотел жить! Каждое утро я снимал пилотку и просил Бога, чтобы Он меня сохранил, так как не раз смотрел в глаза смерти. Вечером "обмывали" спокойно прошедший день, а утром я опять молился… Но уже пахло развязкой моей мятежности. Жизнь просто потеряла смысл и цель. Водка, предательство, разврат, страх – всё смешалось в страшный клубок. После неудачной попытки самоубийства (только Бог сохранил меня), я осознал, что проиграл и полный банкрот. Какая-то страшная сила толкала меня вперед, в пропасть. И я понимал, что это не обычная пропасть. От неё веяло необычным ужасом…

Я помню этот ужас. Кажется, я ненавидел весь мир. Но ещё одно я понял – мне нужен Бог. Это были непростые минуты. Я попросил Бога забыть мои безумные слова. Я сказал Ему, что просто проиграл и полный банкрот. Я просил о Его милости и любви, потому что мне так одиноко и страшно. Ответ пришел. Исчез страх, и как будто чья-то рука заслонила меня от пропасти и начала медленно разворачивать в обратную сторону.

Он принял меня! Я весьма благодарен Богу, моим родителям, сестрам и братьям, что отвоевали мою судьбу у безумия. Сатана еще не раз пытался возвратить меня к себе разными путями, вплоть до личного своего явления. Но судьба была решена. Слава и поклонение моему Господу!

Пусть мой путь мятежа, банкротства и покаяния затронет чье-то сердце и облегчит путь к покаянию. Если это совершится, тогда душа моя еще раз будет вознаграждена.

Призыв, служение и видение.

У меня прекрасная жена Анна и пятеро чудесных детей: Елена, Максим, Карина, Алина и Тимофей. Бог подарил мне счастливую судьбу - я среди тех, кто славит Бога и служит Его царству. Оглядываясь на пройденный путь, приходишь в удивление и даже в восторг оттого, как Бог провел этот путь. Многие события сплелись в красивую мозаику. Но это сейчас. Как непроста, все-таки, нить судьбы.

Примерно через год после покаяния, я гостил у друзей в Подмосковье. Однажды, прогуливаясь, оказался у какого-то кладбища и решил походить у памятников. Считаю, что это иногда очень полезно. Там была небольшая православная церковь. Я зашел за церковную ограду, т. к. и там было небольшое кладбище. И вот там, у одного из памятников, я считаю, что и был призван к служению. Я ощутил этот необычный призыв. На небольшом надгробии была надпись о судьбе целой семьи- родителей и 7 детей. Все они умерли в течение 7 лет. Младшей дочке было 7 лет, старшему - 19. После детей, умерли и родители. Не приведи Господь пережить такое. Что-то произошло со мною. Я долго плакал и молился у этой могилы. Какой-то огонь жег меня изнутри. Я понял, что уже не смогу спокойно есть и спать, пока грех и зло на земле собирают свою страшную жатву. Моя судьба была решена.

Но в этой истории была еще одна часть, о которой я не знал многие годы. Примерно в это же время в Швеции, в церкви пятидесятников г. Сольно, группа христиан, среди которых были очень дорогие нам сейчас Шель и Салли Чернстрём, начала ходатайственную молитву за спасение Удмуртии. Сейчас я уже убежден, что на мою судьбу это имело непосредственное влияние.

Прошли годы, и по милости, и определению Всемогущего Бога весной 1990г. я оказался в Ижевске с миссионерским поручением от Бога. Я благословляю Господа, давшего мне столь славный удел! Сейчас я старший пастор церкви "Филадельфия", которая уже сама посылает миссионеров в различные районы Удмуртии и регионы России. За спиной остались многие непростые годы. Кто может измерить радости и печали прошедшего. Бог дал мне не только добрый удел среди служащих Ему, но и помог сохранить одну светлую мечту, не без Его благословения, в прошлые годы, родившуюся в сердце. Я верю в спасение 200 000 человек в Удмуртии, при служении церквей "Филадельфия", и что церковь будет посылать миссионеров в другие страны. Конечно, меня без особенных трудов, можно назвать фантазером или просто праздным мечтателем. Вы знаете, я не обижусь, мне просто нет до этого дела! Я верю Богу, Который есть Бог невозможного! А еще я имею мечту послужить многим церквям в мире, для их духовного обновления и роста.

С любовью и молитвой, Павел Желноваков.